Родионов Николай Александрович

Родионов Николай Александрович, 1896 г. р., уроженец г. Козьмодемьянск Марийской АССР, русский, член ВКП(б) в 1919-1937 гг., делегат XVII съезда ВКП(б), директор Всесоюзного алюминиево-магниевого института (ранее зав. культпропотделом Лен. обкома и горкома ВКП(б)), проживал: г. Ленинград, ул. Радищева, д. 26, кв. 5. Арестован 29 января 1937 г. Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в г. Ленинград 23 мая 1937 г. приговорен по ст. ст. 58-8-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 23 мая 1937 г.

НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ РОДИОНОВ

Николай Александрович Родионов и его жена Наталья Борисовна

Мой муж, Родионов Николай Александрович, родился в 1895 г. После окончания гимназии был призван в армию. Служил до окончания Первой мировой войны, а затем участвовал в Гражданской войне в частях Красной армии. В 1919 г. он стал членом РКП(б). По окончании боевых действий был послан на учёбу в Москву во ВПАК. Затем служил в частях Московского военного округа. Был заместителем Якира.

В 1926 г. Родионов был переведен на должность начальника Военно-учебных заведений в Ленинградский военный округ.

Демобилизован в 1928 г. и направлен на работу в Ленинградский Городской комитет партии сначала в качестве инструктора Горкома, а затем заведующим Культпроп отделом. С 1932 г. – член Бюро Горкома партии. Делегат с решающим голосом XVII партсъезда.

В декабре 1934 г. после убийства С. М. Кирова по распоряжению Ежова переведён с партийной работы в систему Наркомата тяжёлой промышленности и назначен директором Всесоюзного алюминиево-магниевого института (ВАМИ) в Ленинграде.

18 января 1937 г. был вызван в Москву на приём к С. Орджоникидзе и был им премирован персональной автомашиной. 22 января 1937 г. Родионов вернулся в Ленинград, а вечером того же дня был арестован. Обыска фактически не было.

Спустя несколько дней я была вызвана на допрос в Большой дом на Литейном. Следствие интересовал только один вопрос: кто из сотрудников мужа бывал у нас? Таких допросов было всего 5.

Мне было разрешено передавать мужу еженедельно продукты и чистое бельё, а также переводить ему почтой 25 руб. в месяц. В апреле всякие передачи были отменены, а мой денежный перевод был возвращён «за выбытием адресата». В середине мая меня вызвали, чтобы я забрала последнюю «обратную передачу» мужа (т. е. грязное белье). Развернув её дома, я обнаружила, что всё белье насквозь пропитано запёкшейся кровью. Я сожгла его.

Больше меня никуда не вызывали. В июне с комнаты Родионова сняли печати и вывезли всю библиотеку и другое его имущество. Никаких справок о судьбе муже мне не давали.

Только в октябре 1956 г. я получила справку Военной коллегии Вер­ховного суда СССР о том, что дело по обвинению Родионова Н. А. пересмотрено 15 сентября 1956 г. И что приговор Военной коллегии от 23 мая отменён. Дело за отсутствием состава преступления прекращено, а Родионов Н. А. реабилитирован посмертно.

А в январе 1989 г. Военной коллегией Верховного суда СССР на мой запрос мне сообщено, что:

Родионов Николай Александрович, 1896 г. рождения, был осужден 23 мая 1937 г. к расстрелу по обвинению в том, что, являясь участником контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации, занимался подготовкой террористических актов. Проведённой в 1956 г. дополнительной проверкой было установлено, что данное осуждение являлось необоснованным. Производившие допрос Родионова Заковский и Коркин осуждены за враждебную деятельность и фальсификацию следственных дел. Дело прекращено за отсутствием состава преступления. Родионов Н. А. реабилитирован посмертно. Военная коллегия не располагает данными о месте и точной дате приведения данного приговора в исполнение. Место захоронения не фиксировалось.

Я, Родионова Наталья Борисовна, жена Родионова Николая Алек­сандровича, родилась в 1902 г. Окончила школу в мае 1920 г. И тогда же поступила добровольцем в ряды Красной армии. Прослужила до демобилизации 1924 г. Затем работала в детском саду и училась на курсах по подготовке в вуз. Вышла замуж в 1925 г.

В 1926 г. вместе с мужем Родионовым Н. А. переехала в город Ленинград. Поступила в Ленинградский государственный университет, который окончила в 1932 г. Была зачислена по распределению в Ленинградскую Военную картографическую часть на работу по своей специальности географа-картографа, а по совместительству преподавала топографию на геофаке ЛГУ.

После ареста мужа 22 января 1937 г. продолжала работать там же, но 3 сентября 1937 г. была арестована и заключена в Арсенальную тюрьму. 23 сентября 1937 года Особым совещанием при НКВД СССР как «член семьи изменника родины» приговорена к 5 годам заключения в ИТЛ и отправлена в Томскую тюрьму, где пробыла 2 года, а затем переведена в Яйское отделение ИТЛ, где пробыла 3 года.

По отбытии срока в декабре 1942 г. освобождена и направлена на место жительства в село Узун-Агач Джамбульского района Алма-Атинской области без права проживания в городах. Работала на сельхозработах, а затем в различных экспедициях в пустыне Бетпак-дала, в Кара-кумах и Кызыл-кумах в качестве гидротехника и топографа.

В мае 1956 г. я получила справку о том, что дело моё пересмотрено, постановление отменено и дело прекращено. Мне было разрешено вернуться в Ленинград, где я получила жилплощадь и пенсию и где проживаю до сего дня.

Наталья Борисовна Родионова,
С.-Петербург

Передаю для Книги памяти воспоминания моей бабушки, Натальи Борисовны Родионовой (1902–1993).

Бабушка не упомянула, что в 1937 г. должна была защищать диссертацию по сцециальности.

Для биографии моего деда, Н. А. Родионова, и его трагической судьбы очень важно прибавить, что он был в Смольном в момент покушения на С. М. Кирова. Об этом Наталья Борисовна рассказала в интервью английскому телевидению для документального фильма «Сталин», показанного в 1990 г.

Н. А. Родионов ждал Кирова и попросил сообщить, когда тот придёт. Снизу позвонили, что Киров пришёл. Когда Н. А. подошёл к двери своего кабинета, он услышал выстрелы.

Наталия Дмитриевна Кареева,
С.-Петербург

Список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда СССР по Ленинграду, утвердили 6 мая 1937 г. Сталин, Молотов, Ворошилов, Косиор и Каганович. Николай Александрович Родионов значится в этом списке среди 33, кого надлежало судить по 1-й категории, т. е. расстрелять.

26 человек, среди них Родионов, расстреляны 23 мая 1937 г. Все помянуты в 4-м томе «Ленинградского мартиролога». Место их погребения неизвестно. На Левашовский спецмогильник начали возить расстрелянных только летом 1937 г. Может быть, их отвезли ночью в одну из братских могил на Кладбище памяти жертв 9 Января (бывшем Преображенском). О погребениях на этом кладбище см. в 5-м томе «Ленинградского мартиролога» очерк Н. Одинцовой. – Ред.