Заяев Александр Лаврентьевич

Заяев Александр Лаврентьевич, 1897 г. р. Дата смерти: август 1943. Место захоронения: неизвестно. (Блокада, т. 10)

АССИРИЙЦЫ

Речь при открытии памятника
на Левашовском мемориальном кладбище

Правление артели «Трудассириец» совместно с группой лучших ударников производства. Ок. 1936 г. Стоят: Михаил Иванович Марагулов (расстрелян; том 11), Александр Лаврентьевич Заяев (умер в Вятлаге), Гавриил Михос, Ростам Били-Лазарев (расстрелян; том 7), Зая Константинович Беньяминов (расстрелян; том 11), Семёнов, Явнан Левандо (умер в 1942, Книга памяти «Блокада», том 17), Мануил Шевелевич Давыдов (расстрелян; том 11), Яков Семёнович Израилов (расстрелян; том 7); сидят: Мансур Гаврилов, неизвестный, Азизов (умер в блокаду), Осипов Павел Ильич (репрессирован в 1938 г.), Гирш Сорин, Борис Назарович Юлев (погиб при пытках в тюрьме), Иван Тальевич Азизов (расстрелян; том 11), Сидоров (погиб на фронте); лежат: Иосиф Лазаревич Мурадов (умер в 1942, Книга памяти «Блокада», том 21), В. Тумасов (погиб на фронте), Садук Арутюнов (репрессирован, умер в ссылке в Казахстане), Михаил Георгиевич Бадалов (осуждён на 8 лет, умер после войны).

Дорогие ассирийцы, глубокоуважаемые гости и все собравшиеся здесь! Сердечно приветствуем вас от имени ассирийской общины Санкт-Петербурга!

Для ассирийцев Петербурга, для ассирийцев, живущих в России и в странах СНГ, нынешнее событие – открытие этого памятника – имеет огромное значение. Из плена забвения извлечены и преданы гласности имена людей, над которыми в годы сталинских репрессий были совершены бесчинство и надругательство, жестокость и беззаконие, которые были расстреляны в застенках «Большого дома» в Ленинграде или замучены непосильным трудом, голодом и издевательствами в ГУЛАГе. Преступная коммунистическая партия большевиков, захватившая власть в России после октября I917 года, принесла за период своего правления неисчислимые страдании и муки всему российскому народу, всем нациям и народностям, его составляющим.

Одной из этих народностей России были ассирийцы, ставшие её гражданами ещё в XIX веке, когда в состав Российского государства вошли Кавказ и Закавказье. Ассирийцам, помогавшим русской армии в войнах против Ирана и Турции, разрешили создать свои сёла на границе между Россией и Турцией. С переходом к России Карской области после русско-турецкой войны 1877–78 годов, границы России пришли в соприкосновение с территорией в Турции и Иране, на которой проживали ассирийцы, исповедывавшие христианство и давно мечтавшие стать гражданами единоверной России.

В 1898 году значительная часть ассирийцев Ирана переходит в православие. Русские миссионеры создают в ассирийских сёлах школы, строят православные храмы, издают журнал, печатают книги. Возникают национально-культурные центры ассирийцев в Ереване и в Тифлисе. Ассирийцы едут на работу и учебу в различные города России. Когда начинается Первая мировая война, они воюют на Кавказском фронте в составе русской армии. Имея свои батальоны, они активно действуют в тылу турецкой армии. Они верили в победу России, сражаясь вместе с русскими войсками против турок, верили, что после этой войны территория их обитания войдёт в состав России и они освободятся от мусульманского ига.

Но в России произошла катастрофа, произошла революция. Власть захватили в России большевики, и страна, без пяти минут победительница, была ввергнута в катастрофу: оказалась поверженной, обобранной, охваченной братоубийственной войной. Кавказский фронт распался, русские войска из Турции и Ирана вернулись в Россию, армяне и ассирийцы остались один на один против турецкой регулярной армии и курдских вооружённых банд. Началась неравная борьба, а точнее истребление турками и курдами армян и ассирийцев. Оставшиеся в живых из армян и ассирийцев бежали, спасаясь от гибели, кто в Россию, кто в страны Европы, а кто и в США.

Судьба ассирийцев в Советской России – это судьба советского народа, частью которого они стали. Их просвещали в ликбезах, поменяли родной шрифт на латиницу, стремились оторвать от церкви и сделать атеистами, коллективизировали их сёла, агитировали за коммунистические идеалы. И что-то даже удалось. Возникло национальное общество с коммунистами и комсомольцами во главе. Возникла национальная школа, печатались на латинском шрифте национальные учебники, переводилась на ассирийский язык художественная литература и партиздатовские брошюры. В местах компактного проживания ассирийцев были созданы клубы и самодеятельность. В Тифлисе издавалась ассирийская газета. Одако всё это рухнуло в одночасье.

Массовые репрессии, которые обрушились на российский народ после Октября 1917 года, к концу 1937 года усилились и обрушились и на малые народности России, каковыми были и ассирийцы. Если в октябре 1937 года ещё арестовывают только общественных деятелей ассирийцев, то, начиная с 5 февраля 1938 года, ассирийцев стали арестовывать по всей стране. Арестовывались как грамотные, так и безграмотные, а их было большинство. Было арестовано по всей стране не менее двух тысяч ассирийцев. Обвинение стандартное: шпион в пользу Англии, Германии, Ирана, или террорист и антисоветчик, задумавший убить того или иного большевистского вождя. Для Ленинграда это были Жданов, Сталин и Ворошилов. Тройками, Особыми комиссиями и Военными трибуналами к ВМН – расстрелу было приговорено около тысячи ассирийцев. Не менее тысячи были приговорены к концлагерям ГУЛАГа, сослано в Сибирь и Казахстан, выслано из пределов СССР. В этой акции были уничтожены почти все деятели национальной культуры и национальной церкви. Тысячи детей остались без отцов, а иногда и без матерей, семьи остались без кормильцев. Страх и сумятица вселились в души людей, В это время погибло очень много древних книг и рукописей на ассирийском языке, спасённых ассирийцами при бегстве от огня и меча ислама. Часть из них была изъята чекистами при обыске, а затем уничтожена, другая часть была уничтожена родственниками арестованных, боявшимися преследований и обвинений в национализме. На многие десятилетия заглохла национальная жизнь, страх и ужас вселился в души людей.

И всё же, эти репрессии не вызвали у ассирийцев обиды ни на страну, ни на строй. Поэтому, когда началась война с фашистской Германией, многие ассирийцы шли добровольцами на фронт и гибли «за Родину, за Сталина», за строй, который так жестоко поступил с их родными и близкими. Но такова была судьба не только ассирийцев, это была судьба всего советского народа.

Много ассирийцев отдали свою жизнь, защищая свою Родину – Россию. Многие из ассирийцев были награждены орденами и медалями, двое стали Героями Советского Союза, двое Героями Социалистического Труда. Но весь их героизм и жертвенность, проявленные при защите Отечества, при работе в тылу, не уберег этот народ, впрочем, как и другие народы СССР, от новых репрессий, которые обрушились на них в годы войны и в послевоенные годы. В 1942 году ассирийцы с Кубани – были высланы в Сибирь и Казахстан, а в 1949 году туда же были депортированы ассирийцы Азербайджана и Грузии.

Почти на протяжении всего периода Советской власти этот народ преследовался, но в списке народов, репрессированных Соввластью, его нет, он попал в графу «и другие». Арестовывались они не как ассирийцы, а как бывшие граждане Турции и Ирана.

Долгие годы близкие репрессированных, особенно их дети, мечтали узнать правду о своих близких: за что их посадили, за что их расстреляли? в чём была их вина? Это пришло со смертью Сталина, с разоблачением его культа при Хрущёве. Началась реабилитация жертв «культа личности». Родственники стали получать справки о реабилитации, где указывалось, что он умер тогда-то, отбывая наказание в таком-то лагере от такой-то болезни, хотя на самом деле он был уже расстрелян в 1938 году. Сказать полную правду о периоде сталинских репрессий власти того времени боялись. Были живы ещё многие участники этих репрессий: члены Политбюро ЦК КПСС, прокуроры, чекисты, судьи. Однако постепенно правда о преступлениях Коммунистической партии Советского Союза против собственного народа становилась и стала не только достоянием мировой общественности, но и нашей. Правда эта ужасающая, чем более мы о ней узнаём. Сегодня о ней свидетельствуют и книга Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», и сотни книг, статей, воспоминаний, написанных об этом времени. И всё же самыми главными документами об этом периоде являются миллионы дел, хранящихся в папках с грифом «Секретно». Сегодня они стали доступны для ознакомления с ними не только родственникам репрессированных, но и исследователям. На основании исследований этих дел составляются и издаются Книги памяти, мартирологи, синодики по городам, областям и народам нашей многострадальной Родины.

Вот и мы, на протяжении многих лет собираем материалы о репрессированных в СССР ассирийцах. Работа это большая и требует усилий не одного человека. Все же нам удалось на сегодня выявить всех ассирийцев, точнее почти всех, репрессированных в Ленинграде в эти годы. По нашей картотеке, в Ленинграде было репрессировано около ста ассирийцев, 60 из них, имена их на этом памятнике, были расстреляны или погибли в ГУЛАГе.

Нам, к сожалению, не удалось к сегодняшнему дню завершить печатание первого выпуска книги «Ассирийский мартиролог», в котором рассказывается о расстрелянных в Ленинграде в годы сталинских репрессий ассирийцах. Но мы надеемся, что этот выпуск в скором времени будет напечатан.

В работе по выявлению имён репрессированных в Ленинграде ассирийцев нам помогали их дети или родственники: Азизова, Айвазов, Саркисова, Степанова и ряд других, коим и выражается огромная благодарность.

Благодарим работников архива ФСБ по Петербургу за помощь в работе по разысканию дел на репрессированных ассирийцев

Благодарим и общество «Мемориал» и «мемориальцев» за помощь словом, советом, за предоставление возможности работы в их библиотеке.

Памятник, на открытии которого мы с вами присутствуем, поставлен во исполнение пожелания родственников и близких расстрелянных, во исполнение желания многих ассирийцев, чтящих свою историю и свой народ.

Автором памятника является член Союза художников Петербурга Юрий Георгиевич Джибраев. Когда проект памятника был представлен на утверждение главному художнику Петербурга Уралову, тот незамедлительно его утвердил. Должен отметить, что все, от кого зависело сооружение этого памятника, были предельно вежливы, внимательны и доброжелательны. Всем им мы выражаем нашу признательность.

На открытие этого памятника пришло и приехало много ассирийцев не только из Петербурга и других городов России, но и из других стран, например, из США приехало шесть человек. Многие ассирийцы не смогли придти или приехать не это торжество, но мысленно они в этот день с нами здесь. Всех же присутствующих здесь ещё раз благодарим от имени ассирийской общины нашего города за участие и соприсутствие с нами в этот торжественный день.

Те же, кто сегодня не смог быть здесь, отныне всегда будут иметь возможность придти сюда, в Левашовскую пустошь, на это мемориальное кладбище жертв коммунистического строя в репрессированной России и побродить между деревьями-могилками, пообщаться с лицами-фотографиями на этих деревьях, прочесть эпитафии на национальных памятниках и, чтобы почтить память, подойти к нашему памятнику – памятнику безвинно расстрелянным ассирийцам, гражданам Великой России.

Благодарю за внимание.

Михаил Юханович Садо,

председатель ассирийской ассоциации «АТУР»

С.-Петербург, 27 августа 2000 г.

 

В данном томе помянуты ассирийцы, расстрелянные по делу «Контрреволюционной националистической террористической организации в Ленинграде». Большинство из них работали в артели «Трудассириец». Трудолюбивые чистильщики обуви обвинялись в устройстве «контрреволюционных сборищ», проведении «контрреволюционной агитации», «подготовке террористического акта над Секретарём ЦК ВКП(б) тов. Ждановым».

8 января1938 г. расстреляны согласно протоколу Особой тройки УНКВД ЛО № 284 и соответствующему предписанию на расстрел (порядковые номера в предписании: 4–13):

 

Бабаев Давид Павлович

Лазарев Нумруд Яковлевич

Гульят Исаак Давыдович

Шумунов Василий Матвеевич

Маркосов Маркос Николаевич

Заяев Константин Лаврентьевич

Лазарев Зоя (Юмаран) Георгиевич

Израилов Яков Семенович

Дармо Авраам Семёнович

Били-Лазарев Иван (Ростам)

 

Только Александр Лаврентьевич Заяев, рабочий артели, получил по этому делу 10 лет лагерей. Он умер в Вятлаге.

Имена многих репрессированных ассирийцев высечены на памятнике в Левашове. Один из авторов памятника – Михаил Юханович Садо. Он же ведёт работу по созданию «Ассирийского мартиролога», который пока не издан.

Родной брат деда Садо – ассирийский священник Хамис Исаакович Давидов расстрелян 1 октября1938 г. по так называемому Списку иранских шпионов № 1. Помянут в «Санкт-Петербургском мартирологе» и Синодике Санкт-Петербургской епархии (СПБ., 2002). Одновременно по тому же списку «иранских шпионов» расстрелян дядя Садо – Эммануил Шавелевич Давидов. Оба будут помянуты в 11-м томе «Ленинградского мартиролога». Другой дядя Садо – Савва Хамисович Давидов был осуждён на 10 лет лагерей, умер в Вятлаге в1942 г.

Отец Садо – Юхан Чалович Садо провёл 17 лет в лагерях и ссылке.

Прошёл лагерные испытания и Михаил Юханович Садо. Справку о нём см. в Книге памяти «Люди и судьбы: Биобиблиографический словарь востоковедов – жертв политического террора в советский период (1917–1991)».

Многие репрессированные ассирийцы указаны также в книге «Материалы к биографическому словарю ассирийцев в России (XIX – середина XX в.)» (СПб., 2006). – Ред.