Шаскольский Павел Борисович

Шаскольский Павел Борисович, 1882 г. р. Фармацевт, инженер-химик. Место проживания: ул. Чехова, д. 4, кв. 6. Дата смерти: 2 января 1942. Место захоронения: Волковское лютеранское кладбище. (Блокада, т. 34. Справка уточнена 24 мая 2018)


 

Павел Борисович Шаскольский

 

Вот немного истории гибели моего деда. Собрала по письмам отца моя сестра Татьяна Игоревна, мы издали книгу к 100-летию И.П., выйдет ещё один сборник к его 100-летию от Института истории.

Мой отец Игорь Павлович Шаскольский закончил университет в первые дни войны: последний экзамен их курс сдавал 25 июня 1941 года. Он давно уже был комиссован по зрению и снят с военного учета; вместе с однокурсниками пришёл записываться в ополчение, но его вычеркнули из списка – ясно было, что без очков он ничего не видит. В июле он работал в ПВО университета; затем был послан на строительство оборонных сооружений под Кингисеппом, Красным Селом и Пулковом, в Белоострове; там, «на окопах», впервые попал бод бомбёжку. В октябре, когда оборонные работы были прекращены, поступил в РЖУ Дзержинского района на должность «отопленца».

Семья Шаскольских занимала две комнаты в бывшем собственном доме (ул. Чехова, 4). Павел Борисович (1983–1942), инженер-химик, работал на заводе Фармакон, где производились лекарственные препараты. Его жена, моя бабушка, Мария Платоновна Малозёмова, преподавала в школе русский язык и литературу (они с отцом эвакуировались по Дороге жизни в начале марта 1942). Припасов в доме никаких не было, но три карточки на троих (две «служащие» и одна – ИТР, т.е. рабочая) давали шанс на выживание. Пытались продавать и обменивать вещи, книги.

Павел Борисович продолжал работать на заводе Фармакон, для чего ежедневно ходил пешком за Среднюю Рогатку. Он был уже немолод, ходил, после полученного в 20-е годы увечья, с палкой. Голод и непосильные нагрузки сделали своё дело – слёг. В начале своей болезни он сильно навредил себе тем, что, вопреки советам врача (требовавшего, чтобы он лежал), постоянно вставал и ходил к жильцам слушать по радио сводку, постоянно волновался, чтоб эту сводку не пропустить, просыпался уже в 6 часов утра, чтобы прослушать первый утренний выпуск.

П.Б. умер во сне 2 января. С завода дали лошадь с санями. Несколько сослуживцев пришли проводить в последний путь и прошли за санями до самого Волкова кладбища (в то время – исключительный случай).

Был мороз, фамильный склеп было не открыть, могильщик сказал – похороним в другом, есть сухой, я открою.

Уже в 1990-е я перенёс останки деда в фамильный склеп. Там лежат прадед, его жена, дед, мои родители.

Алексей Шаскольский,

Петербург, 24 мая 2018

 

См. также: Шаскольский, Павел Борисович.