Немцы на Левашовском мемориальном кладбище

2016-08-29

28 августа исполнилось 75 лет начала депортации российских немцев.

В этот день в 1941 был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Немцев выселили в Казахстан и в Сибирь, Автономная ССР Немцев Поволжья была ликвидирована.

Депортировали немцев также из других регионов. Из Ленинграда и Ленинградской области были выселены в Блокаду 11 000 немцев. Выселяли даже переживших первую блокадную зиму.

К концу войны российские немцы – те, кто выжил, работая в трудовой армии, лагерях и ссылках – не смогли вернуться в родные места. Только в 1972 ограничения для них сняли.

 

Коллега Виктор Михайлович Кириллов (Нижний Тагил) сообщил мне, что открылся сайт «Электронная книга памяти российских немцев» на информационном портале РусДойч. Работает банк данных на 100 тысяч персоналий.

Русско-немецкий Центр встреч пригласил меня посетить 29 августа 2016 Левашовское мемориальное кладбище и рассказать о немецкой странице сталинских репрессий. Мы ходили в дождь по кладбищу, перебирали имена, как чётки.

Да, не случайно в Левашове – на крупнейшем, по официальным сведениям, спецобъекте НКВД–НКГБ–МГБ СССР для погребения расстрелянных – установлен 23 мая 1998 памятник погибшим немцам России.

НЕМЕЦКИЙ ФРАГМЕНТ

1936 год в Германии. Олимпийские игры как триумф национал-социализма, принятие гитлеровского четырёхлетнего плана, предчувствие беды. «Das schlimme Jahr 1937» – назвал одну из своих скульптур Эрнст Барлах. Так и случилось, в Германии не осталось места для миролюбия.

1936 год в СССР. Героические перелёты авиаторов, принятие Сталинской конституции как триумф социализма, расстрел видных большевиков после показательного процесса, массовые осуждения в «исправительно-трудовые лагеря».

В СССР из других стран в поисках счастья прибывали легально и бежали через границы тысячи инженеров, рабочих и крестьян. Из СССР тоже пытались уехать или бежать за границу, но это было уже невозможно.

Газета «Ленинградская правда» вышла 1 января 1937 года с изображением Нового года, стоящего на Конституции, и подписью: «Новый год: Какие чудесные перспективы открываются, товарищи!». Этот год стал в СССР по-настоящему кровавым.

До прихода нацистов к власти СССР и Германия поддерживали экономическое, культурное и даже тайное военное сотрудничество. Когда же в 1937 г. Политбюро ЦК ВКП(б) разрабатывало планы на расстрелы и осуждения в лагеря, первой «национальной линией» стала немецкая. Оперативный приказ НКВД № 00439 требовал установить в 3 дня всех германских подданных, работающих на военных заводах и железнодорожном транспорте и арестовать их в течение 5 дней. На каждого германского политэмигранта, принявшего подданство СССР, следовало до 5 августа представить компромат для решения вопроса об аресте.

В 1937–1938 годах около 1 917 человек (немцы и представители других национальностей) расстреляны в Ленинграде как «шпионы, террористы, диверсанты, вредители» по 36 спискам «Немцы». Немцев и уроженцев Германии расстреливали и по другим спискам. Так или иначе расстрелянными оказались более двух тысяч немцев. Это и немцы России – преподаватели, пасторы, крестьяне из немецких сельсоветов, рабочие, – и политэмигранты из Германии. Наиболее частым обвинением была «связь с родственниками через границу». В Ленинграде были закрыты Петрикирхе и другие немецкие церкви, немецкий Педтехникум, немецкий Дом просвещения.

Через несколько месяцев после окончания Большого террора Гитлер и Сталин неожиданно решили заключить договор о ненападении, началась Вторая мировая война, и между двумя странами был подписан договор о дружбе и границе. Массовые репрессии против немцев в СССР прекратились, но участь германских политэмигрантов стала только хуже.

Новые аресты немцев по обвинениям в измене родине начались в Ленинграде и Ленинградской области сразу после 22 июня 1941 года. Кто-то из арестованных был расстрелян или умер в тюрьме во время Блокады. Других успели эвакуировать, провести следствие и расстрелять вдали от родных мест.

Вот одно имя, одна судьба:

Аксель-Отто Фридрихович (Антон Федорович) Бекман (1909–1942, расстрелян)

Друг Льва Гумилёва (Гумилёв жил у него до ареста в 1938.). Окончил Петершуле, гидробиолог, референт-переводчик Военно-медицинской академии. Его отец, инженер-технолог Фридрих Филиппович Бекман, приговорен в 1931 к расстрелу с заменой на 10 лет концлагеря, умер в БелБалтлаге в 1937. Сам Аксель арестовывался в 1934.

23 июня 1941 НКГБ приняло решение о его новом аресте на основе агентурных данных. Говорил, мол, что в СССР социализма не построить, это не социализм, а ещё худшая эксплуатация, чем при капитализме, и при низких зарплатах. Арестован 27 июня 1941. В июле Бекман и его следователь эвакуированы в Златоуст на Урал. Особое совещание при НКВД СССР 22 июля 1942 приговорило Бекмана к расстрелу за «измену родине». Расстрелян 15 августа 1942. В 1959 его сестре Марии Гасс (Бекман) лживо, как полагалось, сообщили в Восточно-Казахстанскую область, что он, находясь в местах заключения, умер от дистрофии 3-й степени 29 марта 1944.

В 1970 родственница из ФРГ Гертруда фон Херцберг разыскивала Акселя и Марию через Красный Крест. Ей сообщили, что местонахождение Акселя и Марии не установлено.

Реабилитирован Аксель Бекман 15 августа 1989.

Одним из первых общественных памятников на Левашовском мемориальном кладбище стал памятник «Немцам России». Рядом – индивидуальные памятники расстрелянным.

Анатолий Разумов