Плотвинов Александр Никандрович

Плотвинов Александр Никандрович, 1874 г. р., уроженец Петербурга, до революции имел торговлю фруктами, в годы НЭПа также имел свое дело. Место проживания: наб. р. Фонтанки, д. 108, кв. 6. Выслан с женой из Ленинграда в 1934 в Лужский район. Вернулись в город как беженцы в 1941. Дата смерти: 27 декабря 1941. Место захоронения: Волковское православное кладб. (Блокада, т. 24. В печатном варианте также ошибочно: Плотвинов Александр Николаевич.)


 

Мой прапрадед, Александр Никандрович Плотвинов, родился в Санкт-Петербурге в 1874 году. Его отец был из мещан, родом из г.  Солигалич Костромской губернии.

Александр Никандрович с молодости работал писарем в Генеральном штабе. В 1903 г. он женился на моей прапрабабушке, Екатерине Федуловне Рощиной, дочери ставропольского купца и, благодаря полученному приданному, открыл своё дело. Он торговал фруктами, его магазин находился на пересечении набережной реки Фонтанки и Гороховой улицы, на полукруглой площади на левом берегу. С 1903 года они проживали в доме 108 по набережной Фонтанки, сперва в квартире № 2 (сейчас другой номер), а в 1912 году переехали в квартиру № 6.

В семье было пятеро детей. Старшая, Лидия Александровна (моя прабабушка), с детства стала глубоко верующим человеком и всю жизнь таковой оставалась, несмотря на гонения и притеснения, которые испытывала и сама. Профессию она выбрала соответствующую – долгие годы работала детским врачом, с 1946 года постоянно проживала в г. Выборг, где работала в костно-туберкулёзном санатории. Работала до 80 лет. Михаил Александрович, их второй ребёнок, был участником Великой Отечественной войны, потом долгие годы работал главным бухгалтером. Валентина Александровна, третий ребёнок, вышла замуж за военного, после войны долгие годы преподавала в Академии им. А.Ф. Можайского, умерла в 2001 г. в возрасте 92 лет. Сергей Александрович, четвёртый ребёнок, работал главным инженером завода «Красная нить». Нина Александровна, младшая дочь, вышла замуж за железнодорожника, впоследствии начальника строительства Октябрьской железной дороги, вместе с ним они побывали во многих странах мира.

Александр Никандрович продолжил своё дело и после революции. Во времена НЭПа оно испытывало особый расцвет, что привело, в середине 30-х годов, к трагическим последствиям. В 1934 году НКВД открыло против него дело по «связям с контрреволюционным подпольем». Удалось откупиться от следователя – были отданы все имевшиеся золотые украшения (которые заняли целое ведро). Уголовного преследования удалось избежать, он был выслан за 101-й километр.

С 1934 по 1941 годы Александр Никандрович проживал в посёлке Шалово, под Лугой. Квартиру на Фонтанке отобрали, но его зять, мой прадед, на основании своего пролетарского происхождения, прописал туда своих братьев и сестёр, поэтому квартира осталась своей.

После начала войны Александр Никандрович и Екатерина Федуловна, в числе беженцев, пришли в Ленинград и поселились в своей квартире на Фонтанке, д. 108, кв. 6. Там же поселилась и родная сестра Екатерины Федуловны – Александра Федуловна Маслова, которая была вдовой и проживала в Ленинграде одна. Александр Никандрович к тому времени тяжело болел, у него были больны лёгкие. Он умер 27 декабря 1941 года. Благодаря помощи двух братьев зятя (моего прадеда), проживавших в этой квартире – один из них был военным – удалось организовать похороны, и 4 января 1942 года Александр Никандрович был похоронен в собственной могиле на Волковском кладбище.

Екатерина Федуловна после смерти мужа навещала своего сына, Сергея Александровича, который с супругой жил на Подольской ул., д. 44. Однажды вернуться домой она уже не смогла. На квартире сына она и умерла в марте 1942 года. Александра Федуловна пережила сестру и умерла в квартире на Фонтанке в конце марта 1942 года.

Сведения уточнил 27.01.2014 праправнук Юрий Николаевич Лисаков

 


Александр Никандрович Плотвинов